То, что моросило, превратилась в изморозь